Мелия: "Танец - это моя жизнь"

Опубликовано: 30.12.2020
Фото: фото из личного архива

Мелия
Просмотров: 824
Комментариев: 0
Легкий шелк цвета зари, изысканный шлейф французских духов, игривые локоны: для латиноамериканского танца Мелия - настоящая икона стиля. К её мнению прислушиваются, её образы повторяют. Чемпионка Европы, шестикратная Чемпионка России она с удивительной лёгкостью вживается в разные роли. Или все-таки остается собой? Решительной, ироничной femme fatal с загадочной улыбкой…

Мелия, как бы ты могла описать свой характер на паркете?


Драматичный, эмоциональный. Как и в жизни (улыбается - Ю.К.). И наверное у меня никогда не было проблемы показать свои эмоции на паркете. Я признаюсь, я - эмоциональный человек. Люди, которые знакомы со мной ближе, это знают. Конечно, у нас были шоу, в которых я входила, пыталась войти в роль. В пасо меня всегда вдохновляла история "Кармен" Проспера Мериме. Женщины, которая не сломалась ни перед какими правилами, единственным правилом которой всегда была свобода. И это тоже у меня есть.

Но у тебя были и другие роли в шоу...


Да... Это были замечательные баллады, очень драматичные. Я люблю такие истории. Меня вдохновляют биографии таких женщин, как Эдит Пиаф, Коко Шанель, Мария Каллас…Я люблю истории драматичной жизни. Я думаю, что в жизни каждого человека это есть. К сожалению, сейчас мир вообще находится посередине такой одной, достаточно драматичной истории. Но, надеюсь, она закончится скорее.

Ты много читаешь...


Мой папа меня научил меня читать. В нашем доме это было очень важно. Даже сейчас, когда я была в Петербурге, я попала на экскурсию по мостам. Я этого не знала, но там всегда есть гид. И вот я слышу, как эта женщина, очень красивым голосом, читает стихи Александра Блока. Это было стихотворение "Ночь. Улица. Фонарь. Аптека". У меня слезы в глазах, я сразу нашла перевод, а мой папа тут же узнал, что отец Александра Блока жил и умер в Варшаве. Это было очень сильное впечатление.

Так что, мне нравится литература. И, конечно, я восхищаюсь русской, польской и мировой литературой. Мой любимый писатель - это Эрих Мария Ремарк, мне нравятся произведения Мицкевича, Пушкина, Лермонтова, Булгакова. У меня, на самом деле, просто огромный список любимых авторов…



А что остается после того, как ты заканчиваешь танцевать. Какие моменты вспоминаются?


О, у меня их много! Я думаю, огромное счастье - не иметь сожалений. У нас было так много сумасшедших идей, с точки зрения костюмов, шоу, музыки. И у меня не осталось ощущения, что я чего-то не сделала. Конечно, я скучаю по танцам. Для меня танец - это моя жизнь и до сих пор так осталось.

Но у меня было много прекрасных моментов в танцах. Последний наш UK. О мой бог! Помню, как тепло после перерыва нас приняла публика, когда мы танцевали на презентации румбу "From Russia with love". Помню наш последний Блэкпул, конечно. Чемпионат России, который мы выиграли в ЦСКА. Помню, как зал сорвался, когда мы с Сережей вышли на паркет....Это было всегда очень ценно для меня, то, что чувствует зритель.

Мы говорили о шоу. Ваши костюмы с Сергеем очень многие повторяли...


Конечно, сейчас мне это приятно. Меня очень интересует мода. Я люблю разные образы, как вы знаете… (улыбается - Ю.К.) Я всегда играла разными образами. Могла сделать какое-то шокирующее платье, или же, наоборот, простое, чтобы видно было только меня, только танец, а не костюм. Я не боялась рисковать. Я любила экстравагантные решения, любила внимание. И я думаю, что любой танцор любит внимание.

Мне кажется, что я всегда была такая. У нас дома не было много денег, и моя мама очень часто шила мне разную одежду, покупала журнал Burda с выкройками, помните такой? Я еще в детстве хотела выделяться на практиках. И вот однажды моя мама увидела, что в ее юбке вырезана огромная дыра. Я как-то подвязала ее, чтобы у меня было на практику новое платье (смеётся - Ю.К.). Так что, новые платья я любила всегда.

А ты могла бы заниматься этим профессионально?


Это была бы моя мечта. Не знаю, появится ли такая возможность, но мне это очень нравится. Как говорил Александр Маккуин, мода - это форма бегства. И, наверное, для меня это так и есть. Это способ выражения себя и эскапизм. Мне нравятся разные образы. Это моя маленькая страсть. Я не люблю только банальностей. Я очень люблю костюмы, и ищу вдохновение в разных вещах. Это какая-то часть имиджа. Для меня это какая-то форма самовыражения. Если бы у меня появилась какая-то возможность когда - нибудь заняться модой, где - нибудь в Vogue, о мой бог! Я была бы счастлива. I love it! Это была бы сказка, наверно.



Говорят, что ты до сих пор тренируешься, берешь уроки…


Это не до конца так. Но да. Во-первых, я очень часто прошу у Серёжи (Сергея Суркова - Ю.К.) потренироваться мной. Потому что мы смотрим на танец с двух разных сторон. Мы занимались с Сережей даже во время локдауна. Я очень часто спрашиваю его. Он - великий танцор. И мне очень повезло, что это мой партнер. Я также до сих пор беру уроки, и учусь механике у великого Ханса Гальке.

Вы не планируете с Сергеем ставить новые шоу?


Говорят, что никогда не говори никогда. Нет, я не хочу. Знаете, моя мечта всегда была уйти на самом пике формы. Что-то станцевать на лекции или в студии - это одно. Но лично я хочу, чтобы люди помнили мой лучший танец.

Ваше поколение было абсолютно звездное. И сейчас есть определенный разрыв между поколениями, в том числе с точки зрения артистизма...


Я думаю, это сложный вопрос. Потому что разные люди вдохновляются разными вещами. Для кого-то - это просто скорость, пластика, красота движения. Но я думаю, что в каждом поколении есть и прекрасные актеры. Посмотрим что будет сейчас, после этого перерыва, когда у дуэтов было много времени, чтобы подумать о своём образе на паркете.

Не так важно играть, как важно быть. Быть, а не казаться...


Для меня существуют две дороги, чтобы показать какой - то характер на паркете. Я не люблю, когда люди говорят, что им не хватает характера на паркете. В сегодняшнем танцевальном мире нет танцоров без характера. Просто люди боятся его показать. Но даже если кто -то боится или не хочет показывать себя на паркете, у него есть выбор. Ты можешь играть. Вопрос лишь в том, какова твоя танцевальная мечта. За ней нужно не бояться идти. Стань таким, каким хочешь стать.

В этом смысле мне очень нравится цитата Михаила Барышникова: "You cannot be somebody else onstage, no matter how good of an actor or dancer or singer you are. When you open your arms, move your finger, the audience knows who you are, you know". Безумно красиво сказано. И я надеюсь, что сейчас танцоры не побоятся сказать о том, кто они.

Это будет что-то стоить. Какова цена?


Ты хочешь знать, какова была моя цена? Не знаю, хочу ли я отвечать на этот вопрос, но я отвечу, потому что не хочу врать. Это правда, что танцор умирает два раза, потому что после завершения танцевальной карьеры очень сложно найти танцам замену. Знаете, я пробовала много вещей: бегала марафон, прыгала с парашютом, но это все не то. По сравнению с тем моментом, когда ты вместе с партнёром находишься на паркете и звучит музыка. И зритель чувствует то, что чувствуешь ты. Я другого такого не нашла в жизни.

Танец для тебя - это самопожертвование?


У меня в жизни было много моментов, когда мне нужно было жертвовать всем. У меня на первом месте был танец, на втором танец, на третьем танец танец танец, потом большой разрыв, и только потом все остальное. Я думаю, танцы без страсти невозможны. Невозможны, если в тебе нет этой искры. Нет этой любви, нет страсти. Если ты не согласен на самопожертвование, то, наверное, ты никогда не достигнешь цели.



Возможно, некоторым везет?


Я не верю в это. Я думаю, что все люди, которые поднялись, действительно, высоко, чем-то жертвовали. Просто мы этого не знаем. Сейчас, когда весь мир живет в фейсбук и инстаграм, кажется, что все прекрасно, но иногда все совсем не так. Когда Англия закрылась на локдаун двадцать третьего марта, нам было разрешено одно упражнение в день, мы могли кататься на велосипеде, или бегать один раз в день. И я побежала. Сначала мы бегали с Сергеем каждый день 5, 7, 8 километров, потом 10 километров каждый день. Я стала с ним соревноваться, и потом стала бегать сама, и в итоге пробежала марафон 42 километра за четыре с половиной часа... За эти полгода я пробежала 700 километров.

Как тебе удается сохранять в себе столько энергии?


Меня столько людей об этом спрашивают. Я не знаю, но я говорю что я пытаюсь находить вещи, которые меня вдохновляют : литература, танец. Встреча с вами сегодня. Но есть и моменты, когда у меня четко наоборот. И я страдаю. Но я пытаюсь найти моменты, которыми дышу.

У тебя есть любимые ученики?


Не хочу об этом сейчас. Я думаю, это сложная тема. Ведь мы не так давно перестали танцевать. Я только учусь балансировать, чтобы дать им свободу и защиту….

Потому что второй Мели и Сергея Суркова на паркете не будет...


Но мы никогда и не пытались создать второго Суркова. Я помню, что раньше о нашей любимой Тонечке (Тоне Нихаген - Ю.К.) говорили, что есть определенные черты у пар, которые с ней занимаются. Мне даже говорили, что я похожа на Гейнор Фейвэзер, когда мы начинали брать у неё уроки. Мы все берем какие-то черты у своих учителей.

Твоя жизнь сильно связана с Россией...


Я люблю Россию. Мне нравится русский язык. Вы знаете, что я из польского города Щецин. А изначально это немецкий город, в котором родилась Екатерина вторая. Это один из моих исторических кумиров. И, как и она, я тоже очень сильно полюбила Россию. Я очень люблю русских людей. Меня всегда вдохновляет быть здесь, я встречаюсь со многими людьми в России. И мне кажется, что у русского человека душа и сердце поет. Даже в самых сложных ситуациях. Я очень горжусь, что я единственная полька, которая стала шестикратной Чемпионкой России. Причем, по-моему, пока мы держим рекорд (улыбается - Ю.К.).

Давай поговорим о хорошем. Что приносит в жизни удовольствие?


Все, что сейчас в моей жизни. Я только что вернулась из Питера. Нашла стихи Александра Блока, прошлась по Невскому проспекту, зашла в Елисейский и скушала огромный круассан с миндалём. Я наслаждаюсь каждой минутой, которую я могу провести в своей работе. Я всегда ценила и уважала свою работу, и сейчас я ценю её в два раза больше. Я ценю моих друзей, которые оказали мне помощь в сложной ситуации. Мне, на самом деле, очень везет с друзьями, меня окружают очень хорошие люди. Я ценю то, что я могу выйти и пройтись по Арбату и купить шоколад. Первая вещь, которую я сделала, когда прилетела в Москву, это выпила раф кофе. Он есть только в России, и я тоже его очень люблю.



Что ты планируешь сейчас?


Я сейчас совершенно случайно решила остаться. У меня завтра день рождения. Так что я неожиданно буду его праздновать в Москве. Я приняла решение, что я остаюсь, потому что Англия закрылась на локдаун, а я схожу с ума, когда сижу дома. Я люблю быть в России. Сейчас просто не могу дождаться, потому что впервые в жизни я улетаю в Нижний Новгород, Челябинск, Новосибирск. Так что, если я потеряюсь, Вы знаете, где меня искать (смеется - Ю.К).

Ну это же тоже приключение!


Да! Посмотрим, как оно закончится. Но я думаю, что все будет прекрасно.

Юлия Котариди