Мирко Гоззоли и Эдита Даниуте: Классика и авангард

Опубликовано: 03.05.2015
Фото: Антон Алешкин

Мирко Гоззоли и Эдита Даниуте
Просмотров: 11574
Комментариев: 0
Мирко Гоззоли и Эдита Даниуте - один из тех дуэтов, которые не только уверенно поднимаются на первые ступеньки пьедестала, но и навсегда остаются в сердцах публики. Они энергичны и талантливы, умеют удивлять и по праву могут считаться одной из самых ярких пар последнего десятилетия. О своей драматичной карьере и о новом взгляде на европейский танец Мирко и Эдита рассказали нашему порталу в рамках "Танцевальных историй 2015".

- Мирко, Эдита, очень рады видеть Вас в Москве. Вы знаете, Вас здесь очень любят. Сегодня Вы выходите на московский паркет с новыми показательными выступлениями. Скажите, откуда приходят их идеи?

Мирко: Все идет от музыки. Cначала мы находим музыку, которая нам нравится, ту музыку, которая доставляет нам удовольствие. Музыка – это наше вдохновение, и она всегда дает нам хорошую мотивацию для шоу. Ну, а уж если музыка нравится, то очень просто добавлять эмоции в танец. Ведь когда мы танцуем эмоционально, танец получается по-настоящему естественным.

- Вы выбираете преимущественно итальянскую музыку?

Мирко: Мне нравится понимать слова, когда я танцую шоу, потому что это дает возможность почувствовать певца и настроение музыки. К тому же, итальянские песни очень известны и во всем мире, и в России. Ну, например, Адриано Челентано (улыбается). Эдита понимает итальянский, и ей нравятся итальянские мелодии. Что-то из того, что мы танцуем, я ей перевожу... Поэтому в наших новых шоу мы тоже используем итальянскую музыку.



- Мне кажется, что в Италии такие хорошие танцоры, потому что там такая прекрасная культура: литература, живопись, архитектура, музыка...

Эдита: Итальянцы вообще очень талантливая нация, харизматичная, творческая. Разве что с организацией у них есть некоторые проблемы. Но мне кажется, что это, как у каждого народа: есть свои плюсы, и свои минусы.

- Литовская, итальянская, английская танцевальная школа... Как Вам кажется, это имеет сейчас какое-то значение?

Мирко: Нет, я не верю в танцевальные школы. Я верю в то, что бальные танцы, их техника, были описаны в учебниках много лет назад. Каждая нация выстраивает свою собственную систему обучения, в зависимости от национального характера.

Итальянцы - это харизма. Литовцы известны точностью, техникой, у них лучшая женская работа стоп в мире. Я знаю это, так как недавно был в Литве некоторое время, и видел эту точность во многих вещах, не только в танцах.

Англичане – настоящие джентльмены, они очень элегантны, они обладают своей собственной харизмой. Русские – сильные и хорошо физически подготовленные, и это тоже очень хорошо, поскольку бальные танцы нуждаются в физической подготовке, танцы - это спорт. Танцы следуют за национальной культурой. Но я не верю, что существуют какие-то национальные школы.

- Вы - интернациональная пара. На каком языке Вы общаетесь?

Эдита: Мы сейчас общаемся на таком интересном миксе английского и итальянского. Я понимаю итальянский, и на нем разговариваю. Но приятней мне, конечно, английский, поскольку мой словарь побольше, да и грамматику я хорошо знаю. Так что, если Мирко чувствует, что мне приятнее общаться по-английски, то мы переходим на английский язык.

- А почему тогда в одном из Ваших показательных номеров Вы спорили по-русски?

Эдита: Это была моя идея. Ведь в танцах никто не разговаривает. У нас уже давно было готово это шоу, и мы каждый раз придумывали к нему разные вступления. И вот, наконец, решили сделать этот "fight" (бой, битва, спор – прим. ред.). Мирко все время смеялся, что у нас разные культуры, поэтому мы не всегда сразу можем понять друг друга. И мы решили, что будем в этом номере ссориться. И что Мирко будет говорить на одном языке, а я на другом. В Литве я бы говорила по-литовски. Но поскольку мы делали шоу в России, то решили, что будет прикольно, если я буду говорить на русском языке, чтобы показать, что мы никак не можем найти общего языка. Так появилась эта идея.

- Танцы – действительно, достаточно конфликтный вид. Как найти общий язык в паре?

Эдита: Мы только что говорили об этом с одним нашим учеником. Это зависит от того, насколько дуэт готов работать вместе. Ссорятся, конечно, все, но оба партнера должны быть заинтересованы в том, чтобы сохранить дуэт. Бывает и так, что оба партнера верят в успех дуэта, но дуэт пока не успешен. Но, если партнеры будут продолжать верить в это партнерство, то будет намного больше шансов на успех. Невозможно найти общий язык тогда, когда один из партнеров не верит в успех. Это бесполезно.

- Можно уточнить тогда, кто Вы по знаку Зодиака?

Эдита: Да, Мирко – Стрелец, а я – Рак. Я знаю, что это непростое и очень интересное сочетание, хотя в общие гороскопы не очень верю. Гороскоп должен быть чистым и понятным. Для этого необходимы подробные расчеты по часу и дате рождения. Мы этого, как правило, не знаем. Так что гороскоп – гороскопом, я не думаю, что общие гороскопы действительны.

- У Вас были сложные периоды в карьере...

Эдита: Да, было время, когда Мирко решил вновь танцевать с Алессией Бетти. Это было очень долгое и успешное партнерство, но Алессия отказалась его продолжать. Тогда Мирко вновь предложил мне танцевать, я думала целый год, и потом все-таки согласилась, но решила начать новую карьеру в другой федерации.

В WDС нам говорили, что мы делаем слишком много: слишком большие шейпы, слишком высокие кики. Нас постоянно гасили. Уроки были негативными. Я даже волосы покрасила в черный цвет, чтобы быть похожей на Алессию. Но мы ведь с Алессией ничуть не похожи, мы разные личности.

Это был непростой период, когда мы станцевали последний UK, а потом вышли на Чемпионат мира в WDSF Professional Division. Сложилось негативное мнение о нас, из-за этого я будущего там уже не видела. И, конечно, когда мы перешли в WDSF, то мы уже полностью расслабились и начали танцевать так, как мы хотели. Танец стал другим.

- Как бы Вы могли обрисовать свой индивидуальный стиль?

Эдита: Об этом проще говорить со стороны. Но я думаю, что мы стараемся выдержать те принципы, которые были созданы много лет назад, и в тоже время максимально усилить те вещи, которые кажутся нам красивыми.

- Вы - пара, которая совершила своего рода революцию в европейских танцах. В костюме, в прическе...

Эдита: Мне очень нравится мода, я очень слежу за модой. Это моё хобби. Я продумываю платья своим ученикам, мне очень приятно это делать. Может быть, поэтому у меня часто получались платья не такие, как у всех. В WDС меня пытались сделать "принцессой", а "принцессой с торта" я никогда не хотела быть. В этом отношении в WDС тоже всегда был негатив. Мне говорили, что платья слишком интересные, слишком накрученные, что паркет - это не подиум. В WDSF в этом отношении я смогла расслабиться, и выглядеть, и танцевать так, как я хотела.

- И в тоже время вы пришли в WDSF со своими принципами, танцевали много базовых фигур...

Эдита: Мы хотели показать, что можно совместить все в одном. Показать и классику, и основы, и в тоже время быть быстрыми и интересными, "смотрибельными" для публики, не только для профессионалов.

- Вы позиционируете себя как авангардную или как классическую пару?

Мирко: Пары проходят в своих тренировках оба эти периода. В нашей танцевальной карьере был период, когда мы были ближе к классике. Мы соревновались в системе, где наш танец был менее направлен на артистизм, и был менее динамичен с точки зрения физической составляющей, но был более классическим, качественным. Я не скажу, что сейчас наш танец не такой качественный, просто на тот момент мы больше стремились показывать качество. И также у нас был период, когда мы были в другой танцевальной организации, и обращали внимание на физические кондиции, на отдачу, артистизм, презентацию, на развитие линий, на многие вещи, которые являются эволюцией танца.

Мы не знаем, как танцы будут развиваться дальше. Но, те пары, которые стартуют сейчас, будут успешными, если овладеют двумя этими подходами. Мы, как и все, проходили через подобный тип эволюции. Мы ощущаем нашим телом это изменение танца. И это великолепно, потому что у нас есть большой опыт, благодаря этому мы можем учить наших учеников той информации, которая приводит к успеху. Мы можем научить пары именно тому, что им нужно: научить базовым принципам, которые сделали нас успешными, или же научить авангардному видению, которое поможет им развиваться в своем танце. И я, и Эдита, чувствуем себя счастливыми от того, что мы попробовали оба этих подхода. Это не столько наш выбор, так сложилась наша карьера, и мы очень этому рады.



- Давайте немного поговорим о ваших учениках. Вы могли бы описать образ своего идеального студента...

Эдита: Идеальных учеников не бывает. Идеальными могут быть только представления. И я думаю, что хорош каждый ученик, который пытается услышать учителя и который верит в него. У каждого из наших учеников разные физические данные, разные способности, но, мне кажется, каждый человек, который старается чуть-чуть улучшить себя, становится прекрасным учеником.

- Вы преподаете многим ведущим парам. Как удается расставлять приоритеты, ведь все люди не могут нравиться одинаково...

Эдита: Главное то, что мы их не судим. Мы не должны принимать решения...

Мирко: Мы не должны оценивать пары, и с этой точки зрения мы очень объективны. Поэтому мы можем сказать, что необходимо паре, особенно если речь идет о паре топ-уровня. Мы стараемся передать им наши знания, наши навыки, дать им самое лучшее. Но мы стараемся, чтобы пары не были просто нашими копиями. Мы стараемся заниматься их индивидуальностью, мы хотим, чтобы каждая из пар могла найти свой стиль. И поэтому мы гордимся тем, что множество наших студентов входят в топ-лист. Мы стараемся развить танцы, продолжить идеи, полученные от наших педагогов и передать их нашим ученикам. Именно поэтому мы продолжаем уделять внимание фундаментальным принципам, потому что их заложили в нас наши педагоги. Мы продолжаем верить в то, что, обучая танцоров фундаментальным вещам, мы помогаем развивать их танец.

- Вы рисковые танцоры?

Мирко: Да, очень рисковые. Мы - честные, мы рискуем, мы не боимся делать ошибки, мы стараемся получить опыт, навыки, которые позволяют нам развивать себя, наши кондиции, наш танец.

- Эдита, вопрос к Вам. Когда Вы танцевали в прошлом году в Москве, у Вас в танго было достаточно неприятное столкновение, и потом даже падение. Что случилось?

Эдита: Да, в общем, ничего особенного. Меня просто выключили чуть-чуть, попали в какую-то точку. Некоторое время потом кружилась голова, но, в общем, все довольно быстро пришло в норму. У меня даже сотрясения не было. Всё очень легко прошло.

- Почему Вы все-таки решили прервать танцевальную карьеру?

Эдита: Потому что Мирко уже 39 лет, мне 35 лет. Нам просто уже лет много (смеется). Но Мирко хочет еще танцевать... Но у меня растет дочка, в этом году она пошла в школу, и совмещать это все достаточно тяжело. Я думаю, что всему свое время: и время танцевать, и время танцевать хорошо, и также время для другого. Так что сейчас такое время. Я, на самом деле, просто не хочу, чтобы меня еще кто-нибудь судил...

- А Вы чувствовали себя удовлетворенными, когда станцевали последний чемпионат мира?

Эдита: Нет. Мы не хотели завершать нашу карьеру в Китае. Нам хотелось сделать это в Европе, рядом с нашими учениками. Но получилось иначе. Но Мирко хотел бы продолжать...



- Это правда? Я не верю...

Мирко: Это то, о чем мы с Вами говорили раньше. Мы уже прошли через эволюцию танца, мы были успешны, начиная с начала и до самого конца нашей карьеры. Мы были счастливы, и, конечно, же успешны с разными партнерами. Такая удача дала нам веру в себя. И большую часть времени все было хорошо, но мы сталкивались и с опасностями. И тогда важно было не терять веры в себя, потому что со временем приходит ощущение, что ты можешь сделать все. Например, сейчас я завершаю свою танцевальную карьеру, но я чувствую удовлетворение от того, что я делаю. Я вешаю ботинки на гвоздь, но я много танцую, мне это нравится, и мне хочется создавать для себя ещё какие-то вызовы.

Я верю в себя, я даже ощущаю в себе следующий виток этой эволюции танца. Но сейчас продолжать танцевать уже невозможно, потому что возраст все-таки имеет значение. Мое тело подсказывает мне, что невозможно поддерживать тот же уровень активности танца. Но не мой мозг, не моя душа. Моему телу 40 лет, также, как мне, но в душе мне 20 лет (улыбается). И это опасно. В любом случае. Я пытаюсь все это совместить, привести к балансу, пытаюсь слушать свое тело, и принимать лучшие решения. И, разумеется, также хочу дать дорогу молодому поколению, для того чтобы танцы продолжали развиваться дальше.

- У Вас очень насыщенный график. Вы успеваете общаться с близкими?

Эдита: Да. И я, и Мирко. У Мирко тоже растет дочка, и он часто ее видит, а поскольку сейчас все-таки нет турниров, то у нас остается больше времени на семью.

Мирко: Конечно, чем больше времени я уделяю дочери, тем лучше. Я понимаю, что танцы – это мой бизнес, моя работа, и я должен уделять много времени работе, чтобы обеспечить будущее для моей дочери. Но, с другой стороны, если я не могу проводить с ней много времени, я несчастлив, потому что не чувствую себя хорошим отцом. Я несчастлив, потому что хочу сделать для нее больше. Но такой уж у меня характер. Есть люди, которые считают, что могут делать больше, и я из их числа. Мне всегда хочется делать для нее приятное.

- Время нашей беседы потихоньку подходит к концу. И у меня остался всего один вопрос. Назовите Ваше определение, Вашу формулу танца?

Эдита: Танец – это тяжелая работа, большое желание и талант. Все эти три вещи вместе.

Мирко: Танец – это жертвенность и cмирение.

- Спасибо за глубокий и интересный разговор. И до новых встреч в Москве!

Юлия Котариди
Фото: Елена Анашина



Все танцы раздельно. Плейлист.