Игорь Иванович Кондрашев о чемпионате РТС по латиноамериканскому шоу

Опубликовано: 03.03.2018
Фото: Дмитрий Плетнев

Игорь Иванович Кондрашев
Просмотров: 2006
Комментариев: 0
Игорь Иванович Кондрашев, судья чемпионата РТС по латиноамериканскому секвею среди Профессионалов, ответил на вопросы корреспондента DANCESPORT.RU о прошедшем чемпионате и об основных ошибках танцоров при подготовке шоу-номеров.

- Прошел чемпионат России по латиноамериканскому шоу. И, в первую очередь, интересно узнать ваше экспертное мнение о тех номерах, которые были продемонстрированы. Как бы вы прокомментировали те шоу, которые видели, и результаты, которые в итоге сложились?


- Если мы сейчас говорим о моем мнении, то меня, честно говоря, больше волнуют не результаты. Меня интересует то, что нам – зрителям и судьям – предлагают. Это был чемпионат России по шоу, но шоу, по большей части, я не видел.

В чем предназначение шоу? Шоу предназначено для того, чтобы удивлять, восхищать, радовать, чтобы оно было способно воздействовать на воображение зрителя. На данном чемпионате я этого увидел мало, только в трех работах: это "Элвис и Мэрилин Монро" Филиппа Елизарова – Марии Супруновой, "Охотники за привидениями" Святослава и Юлии Соболевых и номер Алексея Соколкова – Ольги Сторогиной, который в прошлом году назывался "Добро пожаловать в Советский Союз". Это были шоу - у них, на мой взгляд, было предназначение доставить радость зрителям и, с моей точки зрения, эти три номера удовлетворяют тем требованиям, которые предъявляют к шоу.

Я не знаю, к какой категории отнести все остальные номера, что я увидел. Мне не хочется обижать танцоров – все живые люди, и все в меру своих сил и возможностей делают свою работу. Как танцор, профессионал, я уважительно отношусь к ней. Какого качества эта работа – это уже другой вопрос. Я увидел номера, которые претендуют на какое-то глубокомыслие. К сожалению, сама мысль осталась неуловимой.

Начну с победителей, Павла Трошичева и Ольги Заливаловой. В прошлом году я видел это же шоу, но под другим названием, а на этом чемпионате этот же номер оказался "Медеей". Шоу, которое претендует на то, чтобы поднять какую-то высокую тему.

Я начну с названия – "Медея". Насколько я помню из своей учебы в институте, а именно - из изучения мифов и легенд Древней Греции, Медея убила двух своих детей, своего младшего брата и соперницу, но Ясона она не убивала. В этом шоу я вижу, что вышеназванная Медея танцует явно не с детьми, при этом я знаю, что брат ее коронован не был. Меня это вводит в заблуждение. Я делаю вывод, что танцоры либо пренебрежительно относятся к своей работе, либо они неуважительно относятся к судейскому корпусу, предполагая, что там сидят профаны, которые ничего, кроме своей алеманы и спот-поворота, не знают. Я требую уважения!

Такое впечатление, что название взято "с полки", наспех – пусть это будет "Медея". Но в этом заключается поверхностность отношения танцоров к своей работе, в этом нет глубины. Я был вынужден поставить Павлу и Ольге первое место из-за явного исполнительского технического превосходства относительно других пар, хотя я не в восторге от этой работы.

На чемпионате Европы и на прошлом чемпионате России они танцевали номер "Париж, я люблю тебя", и в том шоу проявилось обаяние партнера, партнерши, у меня работало воображение – возникли ассоциации с Марселем Марсо и Одри Хепберн. Не факт, что они встречались в жизни, но на танцевальном паркете появился шанс вообразить, что эта встреча была. Мне кажется, этот номер был недостаточно оценен на чемпионате Европы в Тюмени. Именно в нем Павел и Ольга выглядели для меня гораздо привлекательнее, чем в том номере, с которым они вышли на этот чемпионат России. Кем завтра будет эта "Медея" - я не знаю. В прошлом году, кажется, этот номер был про власть и деньги.

В номере "Линии судьбы" Сергея и Кристины Покровских я увидел достаточно трепетное отношение к тому, что ребята делают, но для меня они не попали "в десятку". "Линии судьбы" - судьба. И что? Получается, исполнители задают мне какой-то ребус, который я, как зритель, пытаюсь разгадать. И я не могу решить – причем здесь судьба, что случилось между тем, как партнерша сняла повязку с глаз до того момента, как партнер надел повязку на глаза? Танцоры явно что-то переживают, но зрителю непонятно, в чем суть этих переживаний. Ведь если рассматривать шоу как мини-спектакль, то танцоры должны понимать, какие события происходят и какое послание они должны направить зрителю, что они хотят сказать. У исполнителей должно быть понимание того, что они делают. К сожалению, очень мало было работ, в которых я увидел, с чем и зачем танцор выходит на площадку.

Номер "Покахонтас" Андрея Стадниченко и Екатерины Курепиной. Кто бы мне объяснил, что значит "Покахонтас"? У этого номера, во-первых, недостаточное качество исполнения. Во-вторых, название номера несет в себе определенное послание. Я не понял этого послания, даже увидев танец. Танцоры, видимо, знают, про что они танцуют, но я, зритель, не получаю этого сообщения. В разных номерах хотят либо поразить хореографией, либо произвести впечатление какой-то историей, либо техническим совершенством исполнения. Из этих трех компонентов я ничего не увидел. Я видел этот номер в прошлом году и изменений в самих танцорах я не заметил. В прошлом году, когда, вероятно, они готовили этот номер, мне показалось, что они находились в большем тонусе.

- Покахонтас – известный диснеевский мульфильм...


Я прошу простить мне мою необразованность, но я не видел мультик "Покахонтас". Я воспринимаю то, что мне предлагают в определенный момент. Если бы мне сказали, что это "Курочка ряба" или "Колобок", то я бы смотрел эту историю. Я дремучий человек, и я не понял, что это все означало. Кто Покахонтас? Что Покахонтас? Почему Покахонтас? Ни единого сигнала или намека не получил. Опять очередной ребус, который я должен сидеть и решать. Я не хочу разгадывать ребус, если я пришел на шоу.

Еще одно выступление в финале - танец Кирила Нецветаева и Александра Антоненко. В очередной раз два черных костюма, в очередной раз элементы "современной" хореографии, это шоу ничем не выделялось и мне не запомнилось. Оно не выделялось для меня и техническим уровнем. Очередное "глубокомыслие" и ребус, который я должен разгадать.

Когда в ряд идут такие постановки, они вызывают у меня тягостное впечатление. Номера вне этого течения были для меня глотком воздуха. Даже номер про Элвиса Пресли и Мэрилин Монро – возможно, такой встречи и не было, но почему она не могла бы состояться здесь? Для меня это был позитивный номер.

- Что, на ваш взгляд, порождает те ошибки, которые вы упомянули выше?


- Мне кажется, что танцоры с наибольшим уважением и с большим трепетом относятся к программе пяти танцев. А потом вставляются куски из конкурсной программы вперемешку с каким-то хип-хопом, дается какое-то название – и вот, вроде-бы шоу готово. Мне кажется, танцорам не хватает либо профессионализма, либо таланта, либо вкуса, либо такой вещи, которую я называю художественным чутьем. Я не ощущаю глубокого проникновения в тот материал, который они делают, все очень поверхностно.

Кстати, о глубине. Когда танцоры берут "серьезные" номера, то это требует определенного подхода. Хореография – достаточно абстрактный вид искусства, и она должна давать мне повод для моего воображения. При просмотре этих "глубокомысленных" "серьезных" номеров у меня не возникало никакого ассоциативного ряда, мое воображение не работало – то есть никакие мои зрительские чувства задействованы не были. Для меня это было поверхностно, я не видел в этом глубокого творческого проникновения.

Если танцоры делают шоу, которые претендуют на значимость и глубокомыслие, то в таком случае они выступают и в роли актеров, а, значит, им следует обратить внимание и на актерский аспект танца. Я очень часто вижу "актерскую игру", но они не играют – они имитируют эмоции, которых сами не испытывают. Надевают маски, например, делают страшное лицо, что должно мне сообщать о том, что герой рассержен. Герой-то рассержен, а вот сам танцор выглядит при этом отталкивающим и необаятельным. Такие "переживания" героев не вызывают во мне сочувствия.

Танцоры должны уважать себя, уважать судей, уважать свою работу. И, самое главное, помнить, что профессионализм – это ответственность за качество.


Ирина Гальперина, Ирина Гарус, Игорь Кондрашев. Фото: Дмитрий Плетнев.

- Те пары, которые повторили номера с прошлого Чемпионата, ухудшили свой результат относительно прошлого года. Влияют ли повторы на результат? Оценивается ли это и должно ли оцениваться?


- Регламента нет. В Уставе РТС не указано, что пара не имеет права на повтор. Но я точно знаю, что, например, в фигурном катании – это моветон, повторы бывают только в экстремальных случаях, когда пара вынуждена исполнять одно и то же второй год подряд. Если пара повторяет прошлогоднюю программу, судьи снимают баллы. С одной стороны – это хорошо, это стимулирует танцоров на творческую работу.

В любом случае, если я видел номер в прошлом году, в этом я не оценивал его плохо с той позиции, что это шоу танцевали на прошлом чемпионате. Но все равно я смотрел на повторяющиеся номера под определенным углом: пара не развивается, не предлагает ничего нового и пытается "проехать" на том, что делала в прошлом году. По крайней мере, к работе пары это положительных эмоций не добавляет.

- И все же есть ли сейчас определенная мода на трагические постановки, как раньше на шоу по сюжетам из кино?


- Я не знаю, есть ли мода или нет. Мне не важно, что будет исполнено - комедия, трагедия или фарс - главное, чтобы это было талантливо. Или профессионально.



Интервью Игоря Михалькова: президента МТА, организатора "Русского кубка", главного судьи Чемпионата РТС по шоу, арбитра Чемпионата РТС Шоу Латина

Интервью Валерии Бушуевой: президента СПТС, судьи Чемпионата РТС Шоу Латина